Икона собора Белорусских святых. История одного образа

 

В Гомельском епархиальном управлении находится прекрасный домовой храм-музей, посвященный всем Белорусским святым. Первое, на что обращает внимание входящий в него, – это, безусловно, чудесные образа, размещенные в нем.

Центральное место среди множества икон занимает изображение Собора Белорусских святых. Но мало кто замечает, что икон, связанных с тематикой вышеупомянутого Собора в храме несколько. Между собой их отличает датировка написания и количество угодников Божиих, находящихся на них.

В церковной истории можно встретить немало примеров споров, возникавших между святыми людьми. Достаточно вспомнить Нила Сорского и Иосифа Волоцкого. Каждый из них, безусловно, был в той или иной степени прав. Но не об этом сейчас.

Икона “Собор Белорусских святых” 1913г.

В истории Белорусской Православной Церкви также есть несколько курьезных ситуаций, связанных со спорами или, вернее сказать, с дискуссиями.

Одна из них связана с возникновением иконы в честь всех Белорусских святых.

На сегодняшний день есть несколько версий ее написания. Самый первый образ, ставший прообразом иконы Белорусских святых, был написан по благословению священномученика Митрофана (Краснопольского), епископа Минского и Туровского 1912 – 1916) в далеком 1913 г.

На нем в центре композиции помещалась Минская икона Божией Матери, внизу же были изображены святители Кирилл и Лаврентий Туровские, между которыми находился мученик-младенец Гавриил Слуцкий (Белостокский).  

Икона “Собор Белорусских святых” 1984г.

Спустя чуть более семидесяти лет, в 1984 году, когда был учрежден праздник Собора Белорусских святых, к первоначальной композиции добавилось еще несколько персонажей.

На иконе 1984 г. уже помещались: преподобномученик Афанасий, игумен Брестский; преподобномученик Макарий, игумен Пинский; преподобный Елисей Лавришевский; святитель Лаврентий, епископ Туровский, затворник Печерский; святитель Симеон, епископ Полоцкий; благоверный великий князь Ростислав (Михаил) Киевский (Смоленский); блаженная София (Олелько), княгиня Слуцкая; мученик младенец Гавриил Слуцкий (Белостокский); святитель Кирилл, епископ Туровский; преподобная Евфросиния, игумения Полоцкая; святитель Мина, епископ Полоцкий; блаженный Мартин Туровский; святитель Дионисий, епископ Полоцкий; праведная Иуалиания, княгиня Ольшанская.

Икона “Собор Белорусских святых” 2016г.

На протяжении еще пары десятилетий икона была расширена до 79 ликов, помещенных на ней.

Но по-прежнему в центре композиции лики первых попавших на нее святых оставались неизменными.

Как рождалась эта икона?

В Минских епархиальных ведомостях в № 24 за 1913 год содержится весьма интересный протокол, посвященный рождению этого образа.

Протокол этот представляет из себя стенограмму самого первого заседания членов Минского православного братства, созданного по инициативе епископа Митрофана в том же 1913 г.

Съезд братчиков состоялся 22 октября 1913 г.

Примечательно, что первое заседание братства и было как раз посвящено обсуждению вопроса, связанного с почитанием местных святых и написанию их общего образа.

На съезде братства, кроме епископа Митрофана, присутствовали: викарий Минской епархии, епископ Слуцкий Феофилакт (Клементьев), настоятель Слуцкого Троицкого монастыря архимандрит Афанасий (Вечерко), архимандрит Пинского Богоявленского монастыря Кирилл (Свидерский), священник Иоанн Пашин и члены Совета Братства: ректор семинарии протоиерей Иоанн Язвицкий, кафедральный протоиерей Димитрий Павский, инспектор семинарии А. М. Панов, товарищ председателя С. А. Некрасов.

Если обратить внимание на список присутствующих участников, то среди них легко можно заметить имена некоторых будущих новомучеников нашей Церкви.

Это епископ Митрофан (Краснопольский) со своими сподвижниками, клириками Минской епархии, священником Иоанном Пашиным и протоиереем Дмитрием Павским.

На фото: епископ Митрофан (Краснопольский), епископ Феофилакт (Клементьев), священник Иоанн Пашин, протоиерей Димитрий Павский

Между присутствующими членами братства завязался диспут, касающийся композиции иконы и святых, планируемых быть на ней изображенными.

Нужно заметить, что изначально икона планировалась как местночтимый образ Минской епархии и не более того. Ни о каких более грандиозных масштабах ее почитания первоначально речи не шло.

Будущий священномученик Иоанн (Пашин) предложил включить в икону лик святителя Макария, митрополита Киевского, мученически окончившего свою жизнь от рук перекопских татар на территории тогдашней Минской епархии в д. Скрыгалов (ныне Мозырский район, Гомельской области).

«Тело его находится в Киеве, а голова скрыта в Скрыгалове. Празднуют память этого святителя 1 мая и к этому дню сюда стекаются тысячи богомольцев. Я бы и осмелился просить Преосвященнейшего Владыку причислить к нашим местным святым и митр. Макария» – аргументировал иерей Иоанн.

На этот аргумент священник получил твердое возражение со стороны епископа Митрофана и членов братства.

Отказ был мотивирован тем, что святитель Макарий на территории Минской епархии был только проездом, если следовать этой логике, то в икону необходимо было бы включить и изображение святителя Димитрия Ростовского, который некоторое время проживал в Слуцке, «где даже имеется его колодец».

Так в этом совсем небольшом диспуте была поставлена точка.

Следует отметить, что сама идея создания иконы была обусловлена померкшей народной памятью о своих местных святынях и святых. Судя по дошедшим до нас сведениям, священномученик Митрофан (Краснопольский) этим печальным фактом был весьма озадачен и во что бы то ни стало решил оживить их почитание среди народа.

Примечательна мысль епископа Митрофана, что в забвении святынь и святых виноваты «тяжелые исторические условия, в которых был наш край в течение нескольких столетий, жестокие преследования, которым подвергались православные со стороны католиков и униатов», которые в свою очередь «в значительной степени вытравили из сознания местного православного населения память о местных святынях».

К вопросу об установлении общего дня празднования для этих святых в ходе дискуссии Преосвященный Митрофан занял твердую позицию, сказав, что «установление общего праздника неприемлемо» также, как и навязывание отдельных дат их празднования повсеместно в приходах Минской епархии. И особенно посредством циркуляров, т.к. этот путь заведомо провален. «Циркуляр может достигнуть силы и цели лишь тогда, когда находит для себя отзвук в общем сознании», – говорил епископ.

Действовать по мысли святителя следует путем «снизу». В начале необходимо сделать все возможное для пробуждения народного сознания к идеи прославления местных святых.

«Следует пока ограничиться распространением житий и икон, наречением имен их при крещении, посвящением храмов в честь их, открытием отделов Братства в честь их, устройством крестных ходов» – говорил священномученик. А уж потом люди сами захотят праздновать их память.

На этом братском съезде было принято несколько важных решений, касающихся проблем с возрождением почитания святых.

 В итоге, как мы знаем, икона была написана.

Спустя несколько десятилетий она была расширена, включив в себя лики всех Белорусских святых и став главной иконой Белоруской Православной Церкви.

Промыслительно, что на эту икону в дальнейшем все же попало изображения священномученика Макария, митрополита Киевского. Попал также и лик самого епископа Митрофана (Краснопольский) с его сподвижниками, священномучениками Иоанном Пашиным и Дмитрием Павским.

Так и закончился спор святых об иконе, на которую они же сами позже и попали.

Первое заседание съезда братчиков

В 7 ч. вечера 22 октября состоялось первое заседание съезда братчиков под председательством Его Преосвященства, Преосвященнейшего Митрофана, епископа Минского и Туровского.

На эстраде, кроме Преосвященнейшего Председателя, заняли места председатель совета Братства, Преосвященнейший Феофилакт, архимандрит Слуцкого монастыря Афанасий, архимандрит Пинского монастыря Кирилл и Члены Совета Братства: ректор семинарии протоиерей Иоанн Язвицкий, кафедральный протоиерей Димитрий Павский, инспектор семинарии А. М. Панов, товарищ председателя С. А. Некрасов, зал был переполнен собравшимися членами Братства — местными и прибывшими на Съезд.

После общей молитвы «Царю Небесный» заседание было открыто прочувствованною речью Преосвященнейшего Митрофана, посвященной вопросу о чествовании местных святых и местных святынь Минской епархии.

«Наш долг, говорил Преосвященнейший Владыка, прославлять тех, которые отдали все свои силы на пользу нашего края. Мы имеем великое утешение считать Минскую кафедру одною из древнейших. Кафедра Туровская получила начало еще при Владимире Святом, и мы имеем великих святителей, которые подвизались в этом городе и после своей смерти ходатайствуют за нас, свв. Кирилла и Лаврентия Туровских. Имена их должны быть хорошо нам известны. Несмотря на это, эти угодники Божии у нас особого прославления не получили. Каждый край имеет своих местных святых, и каждый край воздает им должное почитание: изображения их имеются в каждом доме, имена их с любовию даются новорожденным, в честь их воздвигаются храмы. В нашей же Минской епархии имена Кирилла и Лаврентия очень редки, нет их изображений, не говоря уже о храмах. В честь святителя Кирилла посвящен только один храм, а посвящен ли в честь св. Лаврентия хоть один храм— не знаю. Нужно позаботиться о восстановлении памяти этих святителей во всем величии. Это, конечно, могло бы быть сделано посредством епископского циркуляра, но я отложил этот вопрос до нашего братского Съезда, ибо циркуляр может достигнуть силы и цели лишь тогда, когда находит для себя отзвук в общем сознании. И мне хотелось бы встретить в лице Вас, братчики, деятельных помощников. Думаю, что с Вашей стороны последует полное согласие.

Кроме святителей Кирилла и Лаврентия, епископов Туровских, у нас есть мученик — Гавриил Слуцкий. Святых останков епископа Кирилла мы не имеем. Предание говорит, что мощи его сокрыты были от врагов, набегам которых подвергалось Туровское княжество; мощи же святителя Лаврентия почивают в городе Киеве. Глубокий старец, постриженик Киевской Лавры, епископ Лаврентий тяготел к Киеву. Эта привязанность к Киеву видна не только в лице епископа Лаврентия. Многие, принявшие постриг в Киеве, считали за великую честь хоть под конец своей жизни возвратиться в Лавру и там умереть, ибо существовало предание, что тот, кто будет погребен в пещерах Лавры, сподобляется блаженной участи. Весьма возможно, что и епископ Лаврентий в конце своей жизни потянулся к Киеву, где умер и был погребен. Мощи же отрока Гавриила, умученного от иудеев, пребывают у нас—в Слуцком монастыре, но кажется, особого почитания не получают, хотя русский народ вообще любит ходить на поклонение святыням.

Но как почтить нам своих святых? Нужно, по крайней мере, иметь их изображения. И вот я решил собрать всех наших местных святых в общую икону: изобразить на ней святителей Кирилла и Лаврентия и отрока Гавриила, а вверху, над ними, поместить изображение нашей местной Минской Иконы Божией Матери. Такая икона должна бы получить самое широкое распространение в местном крае. Но, далее, —установить ли нам общий день прославления их, или праздновать память их отдельно, в положенные дни?»

Один из священников предлагает установить один день для празднования памяти их.

Священник Т. Юхневич. Я жил недалеко от Турова; Там Православие очень крепко и память свв. Кирилла и Лаврентия сохраняется и доселе в устном предании. Есть дни, когда, Туровское население празднует память этих святителей, и, Туров—единственное место, где в эти дни богослужение совершается с полиелеем и всенощным бдением. Но православное население Минской епархии, можно сказать, ничего не знает о жизни этих святителей. Мне кажется, если бы оно знало это, то почитание приняло бы всеобщий характер. По личному опыту знаю и могу с уверенностью сказать, что об отроке Гаврииле знают только ближайшие к Слуцку жители. Следовало бы установить различные дни прославления наших святых и распространять среди народа дешевые иконки их, изображающие наших святых совместно и отдельно. Во многих епархиях существует обычай раздавать при крещении иконки, на одной стороне которых помещено изображение святого, а на другой — жизнеописание его. Но моему мнению, следовало бы и у нас изготовить такие иконки и раздавать их при крещении.

Преосвященный Митрофан.

До установления праздника необходимо подготовить народ к этому, ознакомить его с местными святынями посредством распространения житий, икон; иначе мы установим праздник в честь местных святых, а народ не будет праздновать и наши благие начинания не увенчаются успехом.

Священник И. Пашин.

Милосердный Господь судил мне священствовать в Скрыгалове, —месте убиения Макария, митрополита Киевского. В настоящее время там имеется частица его мощей, есть- также часовня. Митрополит Макарий положил душу свою в 1497 году, когда в то несчастное время обозревал свою епархию. Плыл он в том году по реке Припяти и, остановившись в Скрыгалове, служил Литургию, во время совершения которой был замучен. Тело его находится в Киеве, а голова скрыта в Скрыгалове. Празднуют память этого святителя 1 мая и к этому дню сюда стекаются тысячи богомольцев. Я бы и осмелился просить Преосвященнейшего Владыку причислить к нашим местным святым и митр. Макария.

Преосвященный Митрофан.

Мысль о включении митрополита Макария в общую икону возникала и у меня. Но мы не можем считать его нашим местным святым, так как митрополит Макарий был у нас только проездом. Можно ли считать его нашим святым потому что он у нас был умучен? Косвенным образом, конечно, возможно, но тогда следовало бы и других святых поместить на нашей иконе, напр., Димитрия Ростовского, который жил некоторое время в пределах Минской епархии, именно в гор. Слуцке, где даже имеется его колодец. Но в таком смысле, как свв. Кирилла и Лаврентия, мы его не можем признать нашим святым. (Возгласы: „правильно”) для Скрыгалова пусть митр. Макарий будет местным святым.

Священник К. Будоль.

Мне кажется, что следует установить один общий праздник местным святым и приурочить этот праздник ко дню Минской Иконы Божией Матери—13 августа; а чтобы внедрить в сознание народное память о них, следовало бы учащихся в школах знакомить с жизнью их.

Священник А. Явинский против установления особых дней чествования местных святых. Не праздники, говорит он, нужно устанавливать, а ознакомлять народ с житием святых в школах, давать имена их при крещении, распространять иконы их, устраивать по окрестностям Турова и Слуцка крестные ходы и т. п.

Преосвященный Митрофан. Имеются ли у нас жития их?

Священник Гузаревич заявляет, что есть лишь научный труд Преосвященного Евгения.

Преосвященный Митрофан: У нас имеется много документальных данных, и я считаю необходимым на основании этих данных и труда Преосвященного Евгения составить простое, понятное для народа житие святых. Очередная наша задача и есть составление житий. Можете быть это дело поручить Братству. (Возгласы: «необходимо, правильно».)

Итак, говорит в заключение Преосвященнейший Председатель, установление общего праздника неприемлемо, также неприемлемо обязательное празднование памяти наших святых во всех приходах епархии в установленные дни, а следует пока ограничиться распространением житий и икон, наречением имен их при крещении, посвящением храмов в честь их, открытием отделов Братства в честь их, устройством крестных ходов; местное празднование в отдельных приходах памяти наших святых этим не отменяется, а, напротив целью всех этих мер —является внедрение в народное сознание идеи почитания местных святых с тем, чтобы прославление местных святых, сделать общим праздником во всей епархии.

Далее Преосвященный Митрофан переходит к вопросу о приобретении общей иконы местных святых.

Священник Лавр Васюкович предлагает изготовить иконы местных святых в Москве, стоимостью приблизительно в 15 руб., а при большом заказе и в 10 рублей, на что братчики заявили, что это дорого.

Епископ Митрофан.

Мы привыкли иметь икону в 5 коп. А вот в старину иконы считали великим приобретением, их передавали из поколения в поколение и не жалели денег для них. Это благочестивое отношение к святым иконам должны сохранить и мы. Иконы на жестинах и штампованные, я считаю, неприемлемыми для церковного употребления. Старайтесь, братцы, приобретать иконы, написанные масляными красками. Отец заведующий утварной лавкой при продаже икон не будет смотреть на это с точки зрения только барыша. Для церквей мы постараемся изготовить иконы до 15 рублей, а для домашнего употребления и дешевле.

Далее епископ Митрофан говорит относительно празднования памяти мученика Гавриила: «Мне хотелось бы, – говорит Владыка, – чтобы этот праздник был общераспространенным. При объезде епархии странным мне показалось, что в день празднования памяти отрока Гавриила, 20 апреля, даже в Слуцком уезде народ был занят сельскими работами. Этому надо положить конец. Надо непременно прославить того, кого Сам Господь прославил, а для этого необходимо принять особые меры: удешевить иконы его, просить о. Архимандрита Слуцкого, чтобы они имелись при мощах; день 20 апреля выделить особо и к этому дню устроить паломничество в гор. Слуцк к мощам отрока-мученика Гавриила».

Предложение Преосвященного Владыки единогласно принимается Съездом, при чем при обмене мнений выясняется, что крестный ход можно начать с трех станций —Барановичи, Замирья и Старых дорог, каковыми пунктами решено воспользоваться, смотря по разным обстоятельствам и преимущественно по состоянию дорог. Принять участие в этом паломничестве приглашаются и православные жители гор. Минска, на что также последовало общее согласие, а священнику Лавру Васюковичу поручается к будущему 20 апреля приобрести большую икону мученика Гавриила.

Преосвященный Митрофан. У нас есть чудотворные иконы Божией Матери. Много было у нас икон, многие из них были унесены. Из оставшихся—самая древняя Минская икона Божией Матери, написанная, по преданию, евангелистом Лукою. Она существовала еще в дни равноапостольного князя Владимира в Десятинной церкви гор. Киева и чудесным образом оказалась в Минской епархии. Тяжелые исторические условия, в которых был наш край в течение нескольких столетий, жестокие преследования, которым подвергались православные со стороны католиков и униатов, в значительной степени вытравили из сознания местного православного населения память о местных святынях, и обязанность православного духовенства и православных братств  делать все от них зависящее, чтобы воскресить в сердцах православного народа эту память и ввести почитание местных святых и местных святынь.

Останавливаясь на вопросе о том, почему одни святыни в нашем крае чтутся населением больше, а другие меньше, Владыка приходит к заключению, что те святыни чтутся больше, которые были в руках униатов. Когда здесь существовало крепостное право, когда над спиною местного православного крестьянина стоял с «бичом» польский пан, православное население сгонялось туда, где полонизм и католицизм желали создавать центры своей польской религиозной жизни. Приученный силой ходить в те или другие места, наш православный крестьянин и в настоящее время тянется туда по инерции, хотя он теперь и свободен. Замечательно при этом, что наименее чтутся те святыни, на которых лежит печать исконного православия, которые так или иначе носят на себе следы русского происхождения, которые свидетельствуют о русском историческом прошлом. Очевидно, поляки старались затереть эти следы и отвлечь внимание населения в другую сторону. Не странно ли, что такая древняя икона, как икона Минской Божией Матери, самая древняя икона не только в нашей епархии, но, пожалуй, и во всей России, мало почитается православным населением и день августа — день почти будничный. «Наша обязанность, – говорит Владыка, – сделать общим почитание чудотворной иконы Минской Божией Матери, и я буду просить местную администрацию, чтобы день 13 августа, посвященный чествованию Минской Иконы Божией Матери, сделался праздником не только церковным, но и общенародным, чтобы местное население приучилось чтить свои местные святыни с таким же усердием, с каким это почитание совершается в центре России, где праздник в честь местной иконы или в честь местного святого является большим праздником, в котором принимаете участие все население данной местности. Предлагаю устроить в этот день крестный ход хотя бы к главным храмам города Минска».

Предложение Владыки принимается Съездом единогласно.

Протоиерей Александр Лопушанский
председатель Комиссии по канонизации святых